Новый альбом Atrium Mortis «Вход в Пустоту» – то, чего не хватало этими темными зимними вечерами.

Но не чтобы согреться и воспрянуть духом, а, скорее, наоборот – завопить от одиночества, прочувствовать леденящий ужас окружающей действительности. И как следует укрепиться в уверенности тщетности бытия. Или попытаться вырваться из круговорота бессмысленности?

 

Atrium Mortis– это melodic death metal проект музыканта Бориса Белика, существующий с 2013 года и насчитывающий два полноформатных альбома («Последний Рассвет» и «Вход в пустоту») и один EP «Дороги». В 2015 году Борис, уйдя с головой в работу над песнями для другой своей группы «Термит Пит», объявил конец «тяжелой» эпохи, однако в 2016 показал миньон, а в 2017 и целую пластинку из 12 композиций. Почему же мрачному формату так и не удалось кануть в лету?

«Такая меланхолия, мне кажется, свойственна музыкантам. Ты работаешь, работаешь, долго и упорно, выпускаешь альбом, и вдруг приходит осознание: «Боже, на что я потратил столько времени?! Зачем?! Никому же это не нужно!». Синдром непризнанного гения. Хочется плюнуть на все и никогда больше не вспоминать о музыке. Но проходит время, и ты опять начинаешь сочинять и играть. Это неизбежно. Музыка, творчество – это наркотик. Завязать очень сложно.

У меня есть привычка записывать все музыкальные идеи, которые кажутся мне неплохими. И за годы накопились сотни табулатур с небольшими кусочками ненаписанных песен. Я неделю потратил только на то, чтобы это все разобрать. И когда разобрал, понял, что многие из них весьма стоящие. Жалко было, если это все пропадет. Поэтому я и решил воплотить эти наработки в полноценные песни. Ну а когда начинаешь работать над песнями, бывает сложно остановиться. Я планировал записать мини-альбом, но в ходе работы над ним все это вылилось в полноформатник.

Так что я не почувствовал, что нужно вернуться к Atrium Mortis. Просто так вышло. Я бы даже сказал, что никогда не уходил от этого проекта, просто он некоторое время шел рядом со мной молча.

Atrium Mortis возродился с новым альбомом «Вход в Пустоту»

«Вход в Пустоту» – это практически полностью детище одного многогранно талантливого человека: Борис сам записывает музыку, поет, сводит материал и даже рисует обложки и снимает видео. Исключение составляют лишь тексты, многие из которых написаны молодыми поэтессами, либо в соавторстве с музыкантом. Стоит заметить, что «перо в женских руках» не делает альбом ни нежным, ни мягким, ни каким-либо еще стереотипным для «слабого» пола. Тексты отличаются яркими жесткими образами, честными эпитетами, не прикрытым розовыми очками описанием действительности, и, несмотря на принадлежность разным авторам, складываются в одну, пусть и мрачную, но сильную картину. От которой по телу дрожь, но все равно невозможно оторвать взгляд.

 

Поставив воспроизводиться пластинку с названием «Вход в Пустоту» и жанровым определением, включающим слова «death» и «metal», не ожидаешь первой композицией услышать прекраснейшую инструментальную вещь. Она тревожная, но еще светлая. Кажется, что вместе с ней мы, как Алиса, заходим в какой-то неведомый нам мир, готовясь к приключениям. Однако мелодия обрывается, и, вместо диснеевской Страны Чудес, мы оказываемся в темном мире той самой безумной Алисы с ножом в руках из компьютерного хоррора. Завершается пластинка тоже инструментальным треком, который, кажется, не оставляет надежды на что-то светлое. Между этими двумя композициями много гроула, увлекательных гитарных проигрышей и агрессивных ударных, утаскивающих все глубже и глубже в ужасающую пещеру. Но самым страшным в итоге оказывается осознание, что рассказ ведется не про какой-то жуткий выдуманный мир, а про мир, в котором мы на самом деле живем.

 

Итак, входить в пустоту советуем очень аккуратно – велики шансы, что после подобной экскурсии по самым неприглядным уголкам нашего мира, вернуться к адекватному существованию без постоянного ощущения себя «биомашиной» или «созерцающим трупом» будет не просто. Особо впечатлительным лучше не прислушиваться к текстам, а уделить внимание инструментальной составляющей, которая здесь на уровне. Обычно музыке полезно разнообразие взглядов на одну и ту же композицию – ударные могут рассказывать про одно, гитара про другое, создавая при этом что-то единое. В случае с Atrium Mortis такую историю, многогранную, но цельную, удается создать одному человеку.

Ну а о том, как жить среди описанного ужаса, мы надеемся услышать в других проектах Бориса Белика, с которым мы побеседовали на тему его творчества:

Вы основатель трех разных проектов: Atrium Mortis, Термит Пит и ДИВИЗОР. Какова история их появления? Почему вы решили, что ваше творчество не сможет ужиться в рамках одного проекта?

Все началось на Физтехе. Когда я въехал в общагу, моим соседом стал Витя Бурьяница. У него была электрогитара, и тогда я впервые подержал электруху в руках. До этого я только пару месяцев баловался на акустике. В общаге я начал потихоньку учиться играть на электрогитаре, через некоторое время эту же гитару у Вити купил. Он же более плотно познакомил меня с музыкой. С его подачи я увлекся тяжелой музыкой, познакомился с жанром MDM. От него узнал про группы Dark Tranquillity и Trivium, которые до сих пор очень люблю. Откровенно говоря, до этого я музыкой не увлекался. Класса до десятого я ее не слушал вообще, так как кругом все слушали всяких Дэцлов, по телеку крутили какую-то совковую эстраду или что похуже. Я думал тогда, что это и есть музыка, и поэтому старался держаться от нее подальше. Классе в десятом я все же нашел музыку, которая мне пришлась по вкусу, но все это все равно было как-то не всерьез. Всерьез увлечение музыкой, в первую очередь тяжелой, началось именно на Физтехе.

Через пару лет занятий на гитаре я начал пытаться что-то сочинять сам и через некоторое время собрал группу из однокурсников. С ней все было не очень гладко. Мне кажется, это все имело значение только для меня. Остальные просто поддались на мои уговоры и давление. Так что вполне закономерно группа распалась. К сожалению, мы так и не отыграли ни одного концерта. Вот они – рождение и смерть Atrium Mortis. Группа распалась, не успев толком собраться, но музыку я не забросил. С тех пор этот проект носит статус one-man.

Со временем мои музыкальные вкусы расширялись, и я находил какие-то проекты в других жанрах, которые приходились мне по душе. Я попробовал сочинять музыку в более легких направлениях. Вскоре я предложил Вите собрать группу. К тому времени он уже давно переквалифицировался из гитариста в барабанщика. Я скинул ему несколько таб с моими новыми наработками. Помню, он сказал тогда: «Ты что, бороду отрастил? ZZ Top какой-то!» В общем, он согласился. Было это, кажется, году в 2014-м. Это можно считать основанием группы Термит Пит.

Параллельно со всем этим я продолжал играть на акустике для себя, пел песни на пьянках, и иногда у меня писались свои песенки. С акустикой гораздо легче выступать: только ты и гитара. Так что я время от времени выступал на всяких капустниках. На одном из таких я встретил Саю (Екатерину Соловьеву), которая стала постоянным автором моих текстов, а заодно и девушкой. На альбоме «Вход в Пустоту», кстати, есть пара песен на ее стихи. Так вот, я решил попробовать разнообразить акустические выступления перкуссией. Уговорил Саю попробовать играть на кахоне. Витек к тому времени приобрел себе бас и, когда узнал, что мы с Саей выступаем, предложил к нам присоединиться – подыграть на басу. Когда мы таким составом собрались на репетиции, я осознал, что у этого проекта есть потенциал, и загорелся идеей сделать из этих акустических «песенок» настоящие Песни. Так образовался проект Дивизор.

Можно сказать, что Atrium Mortis – это тяжело и серьезно, Термит Пит – зло и с издевкой, а Дивизор – делитель, который делит это все пополам. Он может быть каким угодно.

В том, что чье-то творчество не может ужиться в рамках одного проекта, я не вижу ничего удивительного. Музыкальные идеи приходят разные: что-то помрачнее, что-то полегче, что-то серьезное, что-то – наоборот. И эти идеи полноценно могут раскрыться в рамках какого-то определенного звучания. На данный момент, мне кажется, что эти три проекта полностью охватывают спектр того, что я хотел бы писать. Надеюсь, новых проектов мне создавать не придется.

 

Многие музыканты, в том числе и вы, увлекаются каверами. В какой момент вам показалось, что лично вам есть, что сказать миру, что еще не было сказано другими?

Сейчас эпоха постмодернизма, всем нам больше нечего сказать, однако что-то мы не затыкаемся. Все новое сейчас – это пережеванное и переваренное старое.

На самом деле я всю жизнь занимался каким-либо творчеством. Не представляю себя без этого. Еще с раннего детства писал рассказы, рисовал, пробовал даже лепить из глины. Музыка для меня – просто то направление искусства, где проходит минимальный интервал между идеей и ее воплощением. Каверы я тоже играю, но это скорее необходимость. Нужно учить чужое, чтобы расти музыкально. Но для меня на первом месте – именно творчество. Даже в каверы я стараюсь привносить что-то свое.

 

В отличие от двух других групп, Atrium Mortis – ваше персональное детище. Не сложно тянуть проект в одиночку? Значит ли это, что материал в рамках данного проекта самый «личный»?

И в Термите Пите, и в Дивизоре музыку тоже пишу я сам. Поэтому во всех моих проектах материал «личный». Atrium Mortis, пожалуй, самый душевный проект. Так как именно в эту музыку я вкладываю всю душу без остатка.

А вести проект в одиночку гораздо проще, чем писать что-то совместно с другими музыкантами. На самом деле, когда играешь в группе, это нисколько не упрощает процесс аранжировки, но позволяет делать музыку более разнообразной. На репетициях кто-то может предложить, как сделать песню лучше, и, если мне это понравится, мы это используем. В Термите Пите наш гитарист предлагал свои наработки, кое-что из этого меня зацепило. Но в конечном итоге попытка написать песню совместными усилиями вылилась в бесконечные споры по поводу каждой ноты, и я просто плюнул на это. У меня есть вполне определенное видение, и я не могу себя заставить идти против него. Вероятно, когда дело касается моей музыки, я – тиран и деспот.

Вы поделились, что становитесь более мизантропичным из-за мира, в котором приходится жить. Что с ним не так, на ваш взгляд?

Очень многое! Повальная религиозность, суеверность, мракобесие, дурновкусие и просто тупость. Толпы идиотов вокруг и мерзавцы с подлецами наверху.

Все самое худшее всегда пользуется успехом. Лучше всего продаются плохие фильмы, плохие книги, плохая музыка. Телевидение постепенно уходит и, казалось бы, получив доступ к любой информации, люди начнут выбирать лучшее. Ан нет! На том же Ютубе огромное количество интересного контента, но люди предпочитают смотреть, как какие-то чуваки обматываются изолентой или ездят голой задницей по асфальту.

Вместо музыки теперь рэп. Вместо скандалов из желтых газет – хайп.

Причем, я признаю, что мир меняется в лучшую сторону, но невыносимо медленно и как-то по спирали. И человек при этом остается прежним. Я теперь уже уверен, что религия никуда и никогда не денется. И я не имел бы ничего против, если бы верующие общались со своими воображаемыми друзьями в специально отведенных для этого местах, однако они лезут в политику, в школы, даже в науку. Я уж молчу о том, что некоторые из них настолько уверены в истинности своих убеждений, что взрывают себя вместе с ни в чем не повинными людьми.

Никуда не денется и мракобесие, несмотря на развитие науки. Я имею к науке не последнее отношение: я, как уже говорил, окончил Физтех, работаю научным сотрудником, учусь в аспирантуре. И мне мучительно больно наблюдать повальное мракобесие в наше время. До сих пор огромное количество людей верит в экстрасенсов и астрологию. Что бы ни говорили ученые о ГМО, все повально продолжают его бояться. До сих пор в аптеках продаются гомеопатические пустышки рядом с настоящими лекарствами.

До сих пор многие сомневаются в теории эволюции, и находятся даже те, кто верит в то, что земля плоская. И все эти люди имеют право голосовать и выбирать дальнейший курс развития нашего общества. В таком мире жить страшно и противно.

Музыканты часто признаются, что живые выступления – это то, ради чего они пишут музыку. Что приносит больше удовольствия вам – процесс творения или презентация творчества другим?

Безусловно, первое! Пожалуй, в жизни мне ничего не приносит хоть отдаленно столько удовольствия, сколько приносит творчество. Выступления для меня – скорее необходимость, чем потребность. Это, конечно, довольно весело, но все же в этом больше стресса, чем кайфа.

Авторство многих композиций с нового альбома принадлежит другим людям. Сложнее ли придумывать аранжировки к чужим стихам, нежели к своим?

Я бы, скорее, сказал, что писать стихи к своим аранжировкам сложнее, чем брать чужие, уже готовые. Для меня всегда музыка первична, а стихи вторичны. Кроме того, музыкально я достаточно продуктивен, со стихами же все сложнее. Ждать, пока мое подсознание родит очередной стих, приходится иногда по полгода. Так что, то, что я нашел поэтов, чьи стихи могу использовать в своих песнях, очень упростило мне жизнь.

Несмотря на жанр Death Metal, это все-таки Melodic Death Metal . Какой символизм это несет? Скорее надежда – что-то светлое во мраке или, наоборот, тщетность – мол, даже красота не спасает этот мир?

В музыке для меня главное музыка. Я имею в виду, что мелодика и гармонии всегда на переднем плане. Это важнее, чем «кач» или «драйв». В этом смысле для меня Death Metal, в отличие от Melodic Death Metal, слишком немузыкальный. Жанр, которые я избрал для проекта Atrium Mortis, просто позволяет воплощать все мои мрачные, гнетущие и тревожные музыкальные идеи в максимально подходящей для этого форме. А тяжелые жанры метала для меня в первую очередь интересны мощью, плотностью и насыщенностью звучания. Послушайте, например, Pergamum – Classical Metal. Там ребята переигрывают классические произведения в металической обработке. Как по мне, услышав Токкату ре минор Баха в их исполнении, слушать ее на органе уже не захочется. К сожалению, не все могут расслышать музыку за этой самой мощью с ее перегрузом, карданом и гроулом. Но куда деваться! Мне кажется, ориентироваться на слушателя – это гиблое дело. Все равно не угадаешь. Да и есть в этом какое-то предательство – и слушателя, и себя самого.

В каком направлении планируете развиваться? Новый материал в рамках какого проекта следует ожидать в будущем?

В ближайшее время я хочу заняться Термитом Питом. Там материала уже на один альбом как минимум. Хочется это все записать и выступить с этим проектом пару раз.

После моим основным проектом я планирую сделать Дивизор. Он интересен  мне своей необычностью: там есть, где развернуться. Мне кажется, можно добиться действительно необычного звучания, и для этого мы планируем подыскать еще музыкантов.

Atrium Mortis я просто так не заброшу. По крайней мере уж точно сделаю прощальный сингл. Хотя даже это вряд ли будет его концом. Мне кажется, я все-таки буду возвращаться к этому проекту время от времени. Уж очень он мне дорог.

Кроме того, у меня есть несколько идей для видео, воплощением которых я планирую заняться в ближайшее время. Это, в том числе, клипы на песни Atrium Mortis. Такие видео я никогда раньше не снимал, хочу попробовать себя в этом. Как я уже говорил, для меня главное творчество, а как именно его прикладывать – не так важно. И всегда интересно попробовать себя в чем-то новом.

Автор: Эжена Быкова

Источник новости: https://sub-cult.ru

 

Оставить комментарий



Собери пазлJoomla CAPTCHA

Вход / Регистрация

Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me